?

Log in

Extra+Texture+Read+All+About+It+25uk0bd

Альбом “Extra texture” я открыл для себя не сразу, надо сказать, очень даже не сразу. Поначалу он вообще мне не нравился, все песни сливались в какую-то одну невнятную унылую музыку. Тогда на одно прослушивание такого альбома, как “Extra texture” приходилось десять прослушиваний такого альбома, как “Cloud 9”. Сложно было быстро перестроиться на что-то совсем не похожее на Битлз. Но через пару лет, когда “Cloud 9” уже был достаточно затерт и изучен, я уже слушал “Extra texture” чаще, и вот я уже вникал в каждую песню, и вот уже одна мне нравилась больше другой. Еще на диске “Extra texture” у меня был вместе с “Gone troppo”, и обычно я слушал их вместе. Не сказать, чтобы 66 нравился мне многим больше.

Вообще для меня этот альбом что-то вроде мелодичной лирической музыкальной книги. Он очень спокойный и медитативный. Первой песней, что обратила на себя мое внимание, была, конечно, “This guitar (cant keep from crying)”. Остальным пришлось подождать какое-то время. Что касается песни “You”, для меня она как-то выбивается из стройного ряда песен на альбоме, она звучит как-то иначе, что в принципе неудивительно, если учитывать, что этот трек Харрисона еще времен “All things must pass”. Песни вроде “You” или даже “Cant stop thinking about you” мне на так интересно слушать с точки зрения лирики, как, например, “The answer at the end” или “World of stone”. Правда, для меня до сих пор остаются какие-то песни Джорджа, которые я слушаю, не вникая в их смысл.

Вообще с точки зрения аранжировки альбом достаточно богатый, в его создании приняли участие два десятка музыкантов, однако слушается, как что-то камерное.

George Harrison - Dark Horse (1974)

george-harrison-dark-horse

На первых порах “Dark horse” не вызывал у меня никакого энтузиазма, это нельзя было отнести к голосу Харрисона, тогда я еще не слишком замечал, что с голосом что-то не так. Это касалось песен, все они были – чего уж там – вначале они казались скучными и однообразными. Однако, в то время, даже если альбом не пошел с первого раза или даже с десятого, я все равно продолжал его слушать, отчасти просто потому, что это были экс-битлы и мне нужно было все это изучить, да тогда и не было чего-то более интересного для изучения, и постепенно я открывал для себя прелести песен Харрисона образца 74-го года.

Самой любимой песней с альбома стала “Simply shady”, хотя сначала она выделялась за счет опять же каких-то битловских аллюзий, ведь в ней Джордж упоминает “Sexy Sadie”, а тогда я цеплялся за подобные вещи. Но вообще песня забавная и в музыкальном плане хороша. В последние годы песня “Bye bye, love” как-то преобразилась для меня. Поначалу не знал, что ее написал не Джордж. В самом-то начале как-то выделялись две песни – “Ding Dong, Ding Dong” и “Dark horse”. Кажется, о “Ding Dong, Ding Dong” я узнал в битловском эфире, впрочем, не уверен. Вообще, если захочется, то вместо “Ding Dong, Ding Dong легко можно услышать “Ringo! Ringo!”. Это шутка. На самом деле до сих пор не вникал в смысл этой песни, насколько она праздничная.

Что касается заглавной вещи, то тут сразу столько всего: и тот факт, что самого Джорджа называли “темной лошадкой”, а он взял и выдал на эту тему песню, потом тот факт, что лейбл Харрисона будет называться не иначе, как “Dark Horse records” (на дисках “СД-Максимум”, кстати, будет стоять “Dark House”, именно они в начале века знакомили меня с битлами и экс-битлами), и наконец тот факт, что я заранее знал, что песня с таким названием есть. “Far east man” всегда действовала успокаивающе. Интересно, отчего в начале этой вещи Харрисон передает привет Френку Синатре. Это что-то вроде ответной любезности? Как известно, Синатра назвал “Something” самой лучшей песней о любви.

Открывающий альбом инструментал “Haris on tour (express)” и закрывающая вещь “It isHe” (JaiSh iKrishna)” словно заключают остальные песни в скобки.

george-harrison-living-in-the-material-world

Нынче при запросе “Living in the material world” интернет выдает фильм, а не альбом. Фильм, конечно, замечательный, но сейчас речь пойдет об альбоме. Этот альбом появился у меня не сразу и появился отдельно, я услышал его раньше, чем “All things must pass”, и о его существовании знал заранее. Одно название казалось мне грандиозным, казалось, что и содержание будет таким же. В то время я уже не был избалован одним “Cloud nine”, я был подготовлен другими альбомами Харрисона, так что скучным мне “Living in the material world” не показался, наоборот, было интересно в него погружаться.


Мне нравилась “Give me love”, мне нравилась “Dont let me wait you long”, нравилась заглавная вещь, но больше, чем остальные вместе взятые песни, мне нравилась “That is all”, то, как Джордж ее поет. В сущности, и сейчас из медленных лирических сольных песен Харрисона эта песня у меня пожалуй что самая любимая. Это была вторая песня, которую я перевел, ну вернее попробовал перевести. Первой, кстати, тоже была вещь Джорджа. Да, я бывало слушал эту песню по десять раз подряд. Казалось бы, эта песня и не хит какой-то совсем, но, тем не менее, именно она запала мне в душу.


С этого альбома я еще как-то переводил “The light that has lighted the world”. Впрочем, то сырой перевод. Если раньше я погружался в музыку альбома, вот, например, мне казалось, что в середине “Try some buy some” играют на балалайках, теперь же погружаюсь в тексты песен. Ну а песни тут в основном на религиозную тему, кроме тех, что о любви. Одна песня, правда, выбивается из ряда. Это эпиграмма “Sue me, Sue you blues”. Когда Харрисону что-то не нравилось, он не стеснялся пройтись по этому в песне. В этой песне Джордж описывает ситуацию, когда битлы судились между собой.


Living in the material world” – отличная философская песня прямо на тему экзистенциализма, правда, в конце “LORD SRI KRSNAS GRACE” несколько все смазывает. Но всегда нравился тот факт, что в ней упоминаются Джон, Пол и Ринго. Вряд ли всем нравилось, что вышедший из Битлз Харрисон стал петь сплошь о боге, но шоком это не было. Вот у Дилана этот поворот был посерьезней. Харрисон помимо прочего и покритиковать мироустройство не упускал случая. В “Awaiting on you all” Джордж пел о 51% акций Дженерал Моторс в активах Папы Римского. В “The lord loves the one” он снова нападает на сильных мира сего. В общем, альбом этот весьма, скажем так, наставительный.


Никогда особо не вглядывался в отпечаток, запечатленный в ладони на обложке, но мне было показалось, что это герб Москвы, ну в общем какой-то герб.

material

Так выпьем же за Джорджа Харрисона! Сегодня 70 лет со дня его рождения, так что всех поздравляю!

Bob Dylan - Bob Dylan (1962)

                                      Bob_Dylan_-_Bob_Dylan

Второй раз Боб Дилан оказался на студии Colambia в конце ноября 1961 года, чтобы записать свой дебютный альбом. Джон Хаммонд предложил Дилану контракт после того, как Дилан принял участие в записи альбома Кэролин Хестер. Даже больше, Хаммонд готов был сразу подписать Дилана, как только увидел его на квартире у Хестер еще до записи на студии. В то же время проходил фолк-фестиваль, на котором Дилан исполнил несколько песен, и на его выступление вышла в газете хвалебная рецензия, аккурат перед тем, как Дилан оказался в студии A. А потом Иззи Янг устроил для Дилана первый сольный концерт, который состоялся 4 ноября 1961 года. 20-того же числа Боб, набравши материала с кучи активно прослушанных за несколько недель старых пластинок (своих пластинок в то время у Боба не водилось, и он слушал записи подружек и друзей, у кого-то даже как-то утащил целую коробку, запоминал песни, послушав их пару раз) и песен, исполнявшихся вживую его друзьями-музыкантами в клубах, куда Дилан ходил и где играл, снова оказался на студии А и приступил к записи своего первого альбома.

Альбом был записан в рекордные сроки, всего за три дня. Дальше Дилан будет записывать альбомы месяцами. С первым же альбомом все было просто: старые песни, гитара, гармошка и вокал. Некоторые песни Дилан записал с первого раза, некоторые потребовали несколько дублей. Оригинальных вещей от Дилана на этом альбоме только две, и то они не очень оригинальны. Мелодии основаны на вещицах Вуди Гатри, пение на его же манере. В первой Дилан поет о своих приключениях в Нью-Йорке с некоторой долей иронии, вторая посвящена Вуди Гатри. Дело не столько в том, что Дилан еще не был уверен в своем творчестве и не хотел рисковать, просто у него и не было еще песен на целый альбом. Он не написал еще Балладу о Дональде Уайльте или о Эммете Тилле, не говоря уже о песнях, что выйдут на втором его альбоме. Именно работа в студии вдохновила Дилана на написание первых шедевров.

Альбом вышел 19 марта 1962 года и встречен был довольно тепло, но это было только начало, это еще не было сенсацией. Вообще этот альбом стоит особняком. В некотором роде он воспринимается не первым альбомом, а, так сказать, нулевым. По-настоящему все начинается с “The FreewhellinBob Dylan”.

Помнится, когда я девять лет назад впервые слушал этот альбом, мой слух больше всего цеплялся за песню “House of the rising sun”, что вполне естественно, но также мне быстро запомнилась казавшаяся забавной “Pretty Peggy-O” и особенно напряженная “In my time of dyin’”. “Fixinto die” казалась какой-то озлобленной песней. Да и другие песни производят такое впечатление, что поются они чуть ли не с какой-то яростью и слюной в горле. Вообще такое чувство, что Боб экспериментирует со своими вокальными возможностями, например, как он все тянет во “Freight train blues”.

А вообще всегда любил послушать этот альбом, он пролетает быстро. Дилан быстро играет, быстро поет (конечно, на альбоме есть и медляки), как будто “и жить торопится, и чувствовать спешит”. В общем, спешит к великим делам.

Tags:

Кэролин 

Боб Дилан уже полвека культовая фигура, и многие персонажи вспоминаются и заинтересовывают публику подчас именно через него. К их числу можно отнести и фолк-певицу Кэролин Хестер, бывшую замужем за Ричардом Фарина, в свое время известную чуть ли не меньше, чем Джоан Баез, но, как и для многих, для нее днями славы так и остались только шестидесятые. А меж тем вокал у нее даже посимпатичнее, чем у Баез. Именно благодаря Хестер Дилан попал на студию Colambia, где его и приметил продюссер Джон Хаммонд. 30 сентября 1961 года Боб записывал партию гармошки на нескольких треках для альбома Кэролин, а менее чем через два месяца он уже записывал на студии Colambia дебютный альбом.

Вот, что пишет Боб по этому поводу в "Хрониках":

"Если бы мне сказали, что я буду записываться на "Коламбии", я бы не поверил: один из крупнейших в стране лейблов, на нем выходят крупные мэйнстримовые артисты - Джонни Мэтис, Тони Беннет, Митч Миллер. Я попал в эту толпу благодаря Джону Хаммонду. Он впервые услышал и увидел меня дома у Кэролин Хестер. Я знал Кэролин, техасскую певицу и гитаристку, мы вместе играли в городе. Она пошла на подъем, и меня это не удивляло. Кэролин привлекала взгляд, не воображала, а красотой своей палила из обоих стволов. То, что она знала Бадди Холли и работала с ним, впечатлило меня донельзя, и мне нравилось с нею общаться. Бадди был особой королевских кровей, и я чувствовал, что Кэролин - моя ниточка к нему, к тому рок'н'роллу, который я раньше играл, к тому духу.
Кэролин попросила меня подыграть на гармонике на ее дебютной пластинке, выходившей для "Коламбии", и научить ее паре вещей, которые она у меня услышала. Я был счастлив ей помочь. Хаммонду хотелось с нами познакомиться и все наладить, послушать то, что Кэролин хотела записывать. Так и состоялась эта встреча. Так он меня впервые и услышал. Как я играю на гармонике, бренчу на гитаре, я даже спел несколько песен дуэтом с Кэролин, - только я не обратил внимания, как он обратил внимание на меня. Я пришел ради нее, вот и все. Перед уходом он спросил, не записываюсь ли я у кого-нибудь. Он стал первым авторитетом, который у меня такое спрашивал. Эдак мимоходом. Я покачал головой и думать об этом забыл, а он больше никак не отреагировал; на том и разошлись."

В 1992 году в день рождения Дилана Кэролин в интервью рассказала о тех событиях:


Когда вы впервые встретили Боба Дилана?

Полагаю, что это скорее всего было в "Фолк-сити" на Свободном вечере, когда он встал и начал петь. Я играла там с неделю, и я уже выпустила две пластинки, одну для лейбла Coral, другую для Tradition, лейбла The Clancy brothers, которая как раз вышла, так что я была приглашенным исполнителем в "Фолк-Сити", но я зашла в один из вечеров, когда не играла, чтобы посмотреть, что там еще происходит.

И Боб действительно поразительно отличался от большинства остальных. Он еще не начал писать кучу песен, но как исполнитель он очень выделялся и притягивал. И после выступления мы начали беседовать. Мы говорили о Бадди Холли, и я рассказала ему, что Бадди на самом деле помог мне записаться и ему понравилось. Конечно, я понятия не имела, что из Боба в итоге выйдет рок-н-рольный музыкант.

Боб удивил меня рассказом о том, как он должен был увидеть Вуди Гатри. Я спросила у него, действительно ли он видел его, разве он не очень болен или что-то вроде. И он рассказал мне, как отравился в больницу повидать Гатри, что было действительно необычно. Мне и в голову не приходило попытаться сделать это самой. В Дилане было много того, чтобы поражало меня. Он во всем отличался.

После того, как я встретила Боба в Фолк-Сити, мы все отправились в Кэмбридж в "Клуб 47", и Дилан играл с нами. На следующий день мы пошли на пляж и просто сидели без дела, и мы пришли к выводу: “Елки-палки, здорово мы потусили вчера”. И так слово за слово, одно за другим, а в конечном итоге Дилан отправился с нами записываться на студию Columbia.

Я очень тщательно отнеслась к подбору музыкантов, с которыми собиралась записываться. Так что я решила пригласить Брюса Лэнгорна, который уже играл несколько номеров со мной, чтоб он сыграл на гитаре, и Билли Ли – он отец Спайка Ли – сыграть на басу, которого я слышала не нескольких записях Одетты. Мой папа играл на гармошке на моих первых записях для Coral records, и я решила, что мне нужен и игрок на гармонике, которым будет Дилан. Так что мы организовали встречу.

Это было на квартире Карлы и Сьюз Ротоло?

Угу. И там он научил играть меня “Come back baby”.

Он не предлагал какие-нибудь другие песни?

Определенно я помню только про ту песню. Но если посмотреть на то, что я заставила его сделать на записи, то он сыграл “Swing and Turn Jubilee”, настоящая сельско-танцевальная вещь, а потом религиозную “I’ll fly away”, да еще блюз.


Если послушать
I'll fly away
Swing and Turn Jubilee
Дилан чешет на гармошке очень даже прилично.

Позже в том же 1992 году Кэролин Хестер приняла участие в концерте 30-летия творческой деятельности Дилана, вместе с Ненси Грифит она исполнила "Boots of spanish leather"

А пару лет назад она поделилась воспоминаниями об этом концерте, но это уже другая история.

historyrock152b

По мере возможностей стараюсь что-то переводить. На этот раз предлагаю вашему вниманию статью-интервью Кейт Алтен с Марианной Фейтфул из журнала "New Musical Express" от 14 мая 1965 года:


"Марианна Фейтфулл о вечеринке с Диланом и Джоан Баез"


Пестрая компания в лице Боба Дилана, Марианны Фейтфулл, Джоан Баез, Джона Мейолла и “приятного толстяка по имени Альберт” (Менеджер Дилана) собралась избавить лондонский ресторан от индийской карри в прошлый вторник. Когда я беседовал с Марианной на студии Decca в Лондоне, она казалась ошеломленной в связи с тем, как встреча произошла.

“Я знакома с людьми вроде Манфреда Манна и его жены Сью, которые знали Дилана прежде”, – объясняет она, – “Но я полагаю, что это был Джон Мейолл, первым позвонивший и объявивший, что я была в городе. Дилан пригласил меня на обед после того, как объявил, что хотел бы видеть меня на своем ТВ-шоу”.

Марианна призналась, что стиль ее пения во многом формировался под влиянием Джоан Баез. Она купила пластинку Ньюпортского джазового фестиваля, на которой были две песни в исполнении Баез.  После этого она скупила все пластинки Баез.

“Я не могла поверить, когда на самом деле встретила ее”, – говорит Марианна, – “Она очень красива с этой великолепной золотистой кожей и этими чудными голубыми глазами. Она настояла на своей версии “Here comes the night”, которую пела высоким вибрирующим голосом, на что Дилан жаловался. Дилан терпеть не может ее голос, и он сказал ей об этом. В какой-то момент, когда она взяла высокую ноту, растягивая слова, Дилан поднял бутылку и предложил, чтобы она своим голосом ее разбила. Джоан только посмеялась.

Мне кажется, ее голосовые связки воздействовали на него, потому что их тембр был столь чист. Она берет столь совершенные идеальные ноты, что иногда они бьют по ушам. Мой пес не выдерживает ее пения, каждый раз, когда я завожу песни Джоан, он садится на задние лапы и начинает выть”.

Ближе к ночи вечеринка переместилась в отель “Савой”, где к празднеству присоединился Донован. По просьбе Дилана он пел и играл почти весь тот вечер.

“Досадно, что люди так озабочены Донованом”, – говорит Марианна, – “Его так легко обидеть, и люди делают это постоянно”.

Вечеринка все еще продолжалась в первом часу, и после того, как Донован в сотый раз спел "Blowing in the wind" Дилан сыграл Марианне некоторые песни со своих альбомов.

“После каждой песни он спрашивал: “Вы поняли, к чему я клонил?” или “О чем все это было?” Я немного разнервничалась. У него такая огромная куча суфлерских карточек, на которых написаны разные значения его песен, так что если кто-нибудь спросит, о чем песня "Subterranean homesick blues", он просто достанет соответствующую бумажку. Круто! Нельзя сказать, что он очень остроумен, он относится к себе весьма серьезно. Действительно, он - поэт".

IzzyIzzy-4

Из журнала Иззи Янга, 20 октября 1961.

Это своеобразное интервью было проведено Иззи Янгом в Нью-Йорке в его Фольклорном центре, где Дилан по приезде в Нью-Йорк стал завсегдатаем, незадолго до первого большого сольного концерта Дилана в Нью-Йорке, которой Янг же и организовал. Дилан писал о Янге и Фольклорном центре в "Хрониках". Этого дяденьку можно увидеть в "No direction home". Там он зачитывает небылицы, которые ему рассказал о себе Дилан и которые Янг сперва принял за чистую монету.

 

До моего приезда в Нью-Йорк мне не был знаком термин “фолк-музыка”. “Фолк-музыка” – это всего лишь наименование. Я исполняю много старых джазовых песен, ковбойских романсов, вещи из хит-парада лучших сорока песен. Людям нужно все это как-то назвать, и они называют это фолком. Сейчас очень немногие поют в этом стиле. Раньше никто не мог не дать ходу записям старика Ледбелли, Хьюстона или Гатри. Теперь молодые люди, поющие в этом направлении, задвинуты коммерческими исполнителями. На радио никто не ставит их записей. Фолк-музыку захватили люди, которые поют не ее. Это неплохо, но называть это фолк-музыкой…

 

Меня не интересует загрести куш, мне важно идти дальше. Чем больше будет тех, до кого я достучусь, имея возможность исполнять ту музыку, которую я исполняю… Но они должны быть подготовлены, необходимо, чтобы они уже видели меня однажды. Люди часто говорят, когда слышат меня впервые, что это не фолк-музыка. Мои песни нелегко слушать.

 

Концерт не будет запланированным. Я могу предложить песни, которые рассказывают что-то об “этой Америке”. Никаких иностранных песен. Песни про страну, которые не услышишь по телевидению и радио или на пластинках. Предлагаю шанс услышать их.

 

Я не хочу присоединяться к группе. В группе легко быть. Я всегда учился на горьком опыте. Я буду продолжать. Когда вы терпите неудачу в группе, вы можете винить друг друга. Когда вы проваливаетесь один, это ваш провал.

 

Я много играю в карты. Верьте в “Руку мертвеца”,* в тузы и восьмерки. Надо остановиться, когда у вас тузы и восьмерки, “Рука мертвеца”. Звучит нелогично? Другие вещи, в которые я верю, логичны. Например, длинна моих волос. Чем меньше волос на голове, тем больше волос внутри. При стрижке Ежиком все скопление волос окружает ваш мозг. Я отпускаю волосы, чтобы быть мудрым и свободно мыслить. Или вот религия. Я не получил религии. Я попробовал связку разных религий. Церкви разделены. Никто не может решиться, и я не могу. Никогда не видел Бога. Ничего не могу сказать, пока не увижу одного.

 

Я был с Джеком Элиотом… Джек не учил меня никаким песням. Джек не знает столько песен. У него было много возможностей.

 

Примечание:

«Рука мертвеца» (Dead man’s hand) — комбинация карт в покере, состоящая из тузов и восьмёрок чёрной масти. Именно эти карты держал в руках «гроза Дикого Запада» Билл Хикок, когда был застрелен в 1876 году.
Во многих вестернах «рука мертвеца» как своего рода мистическое указание свыше выпадает персонажу незадолго до его гибели. Классические примеры — «Дилижанс» и «Человек, который застрелил Либерти Вэланса» Джона Форда, «Винчестер-73» Энтони Манна.

The Beatles - Magical mystery tour (1967)

TheBeatlesMagicalMysteryTouralbumcoverthe-beatles-magical-mystery-tour-2009-remastered-back-cover-4016

Стало интересно, какой был задник на оригинальном виниле этого альбома, сцена из "Your mother should know" или еще что-то, да и, верно, в этом отличаются анлийская и американская версия. Впрочем, у меня "Magical mystery tour" был на одном CD с "Revolver", дело было по другому.

Magical mystery tour” мне сложно было воспринимать как новый цельный альбом, он был для меня скорее сборником хитом, которые я уже знал. Новыми были четыре песни, и, в общем-то, если сравнивать их, например, с “Strawberry fields forever” или с “All you need is love”, песни так себе. Что касается фильма, то смотрел я его наверно раза два, и показался он мне довольно-таки бредовым и неинтересным. Интересными для меня были только места с песнями. Заглавная песня была на моем первом сборнике, точно так же как “Hello Goodbye”, “Strawberry fields forever” и “All you need is love”. “The fool on the hill” же вместе с “I am the walrus и “Penny lane” я услышал на сборнике 1967-1970, у меня была только одна голубая часть, вторую часть не стал брать только из-за одной неизвестной мне “Old brown shoe” – вообще это было интересно: знать о существовании какой-то песни, некоторые вещи так до поры до времени (пока их не услышишь) были какими-то мистическими, обрастали какими-то легендами, которые ты сам же и выдумал. А красного сборника 1962-1966 вовсе не было. В сущности, я купил только ту часть, где заметил несколько незнакомых мне еще песен.

В итоге, когда я впервые услышал альбом целиком – редкий случай, когда американская версия альбома является, так сказать, основной – новыми для меня были инструментал “Flying”, Харрисоновская “Blue jay way”, “Your mother should know” и “Baby, youre a rich man”. Последняя нравилась мне больше всего. Вообще мне куда больше нравилась вторая, если угодно, сингловая сторона альбома. Плюс песня Джона “I am the walrus”. Она казалась мне весьма необычной. Даже куплетов в ней было как-то больше привычного. Песня Харрисона была странной. Если честно, она мне казалась скорее в Ленноновском духе, нежели в Харрисоновском. А вот “Your mother should know” мне как-то не нравилась, чего не скажешь о других песнях Пола, о задорной “Hello Goodbye”, где распевы и особенно концовка очень радовали, и “Penny lane”, которую поначалу я принял за песню Джона. Возможно, просто потому, что однажды увидел по телевизору маленький кусочек из клипа “Penny lane” с идущим по улице Джоном. “Strawberry fields forever”, пожалуй, проиводила впечатление самой сложной вещи, которую так просто не возьмешь и не запишешь. Очень мощная песня. А голос Джона как обычно завораживает. А как Ринго барабанит в конце. А “All you need is love”? как не влюбиться в эту песню? Это не песня, а сказка. А альбом и в самом деле магический, да и таинственный тоже. Удовольствие гарантировано, собственно, так и заявлено в заглавной песне.

beatles-sgt-peppers-lonely-heart-club-band-primeraaaa1pcs7027_b

Сержант Пеппер – был одним из первых альбомов, который у меня появился. Скажем так, однажды в каком-то уже давно забытом районе Москвы я увидел кассеты Битлз, это было в 99-ом году. За год до этого мамины знакомые подарили мне две кассеты а-ля the best. В общем, маме пришлось купить мне четыре кассеты, а именно: “Sgt. Pepper’s lonely heart club band”, “Abbey road”, “Let it be” и “Help”.  Последние два альбома я слушал значительно реже первых двух. Сержант и “Abbey road” были куда интереснее. Впрочем, первые три песни Сержанта были мне уже известны как раз со сборника. Из них естественным образом наибольшее впечатление в то время на меня производила “Lucy in the sky with diamonds”. Я вообще тогда считал, что это самая крутая песня после “Yesterday” и “Girl”. По сути, тогда это были для три главных хита. Я бы не назвал следующей за ними четвертой песни. Итак, что касается Сержанта, то открытия начались для меня с четвертой вещи, с “Getting better”. Именно Сержанта я начал слушать, еще не добравшись до дома, у меня в то время был не плеер, как у всех, а кассетный диктофон, который служил мне плеером. В 70-ом автобусе я впервые услышал “Getting better”. Я был в восторге. Следующие песни пошли как-то по нисходящей. Если вернуться в начало, то и заглавная вещь меня радовала, и был период, когда мне особенно нравилась песня в исполнении Ринго. Казалось бы, что “Fixing a hole была не самой примечательной песней, но именно в ней была для меня особая магия. Ее простая мелодия въелась в меня, и это была одна из тех мелодий, на которую я сочинил русский текст. Он никак не был связан с самой песней. Я взял только мелодию. Подобный трюк я проделал в свое время с дюжиной битловских песен. Это было время, когда я только начинал писать стихотворения и песни. У меня играли какие-то свои мелодии в голове, на которые я придумывал слова, но в то же время в голове моей играли битловские мелодии и играли довольно сильно, и я не мог удержаться от подобного плагиата. Когда я начинал слушать битлов, я едва ли понимал, о чем они поют, лишь какие-то отдельные слова были понятны, но смысл песни тогда для меня был не важен, тогда на меня производило впечатление то, как это звучит! “She leaving home” была, пожалуй, в то время для меня скучна. “Being for the benefit of mr. Kite” была повеселее. А вот “Within you without you” мне вообще тогда не нравилась, я еще был не готов к подобной музыке. Куда охотнее я слушал “When Im sixty-four” и “Lovely Rita”. Помнится, я какое-то время думал, что  Lovely Rita” поет Джон. Вообще сказать, это позже для меня стало иметь значение, кто именно из битлов поет ту или иную песню. Вначале это было мне совершенно неважно. Такие песни, как “When Im sixty-four  въедаются сразу. А вот насчет “Good morning, Good  morning” я уже не помню каких-то деталей. Я помню, что маму эта песня раздражала, это единственная песня битлов, про которую мама говорит, что она ей не нравится. Постепенно это наложило какой-то отпечаток и на меня. Реприза Сержанта и “A day in the life” как раз закрывали тот первый мой сборник, эти песни я уже знал. Что касается “A day in the life”, то о ней говорить так же сложно, как о “Tomorrow never knows”. Как объяснить словами те чувства, что вызывают такие песни, когда тебе 15 лет?

Впрочем, эпитет, что это самый великий альбом я никогда до конца не принимал. Этот диск все считают революционным. С концертами для битлов было покончено, и они сосредоточились на работе в студии. Они были первооткрывателями в том, какой может быть композиция, каких эффектов можно достичь, но это началось не на Сержанте, “Revolver” уже был не просто записью песен, но самыми разнообразными опытами. Для меня Сержант не огромный шаг по сравнению с предыдущим альбомом, а просто логичный следующий шаг. Идеален ли этот альбом? Да, пожалуй. Но это не самая интересная идеальность. Вообще на Сержанте висит очень много ярлыков, и это мешает (как это мешает и в случае сольных работ битлов, особенно в случае МакКартни). Когда я первый раз слушал Сержанта, для меня это не был альбом 30-летней давности, для меня это было то, что происходило “сейчас”. Впрочем, “Abbey road” звучал еще круче и современнее Сержанта.

Сейчас, когда я слушаю этот альбом, мне кажется, что Леннон звучит на нем эпизодически, он иногда что-то подпевает Полу, а его песни (условно говоря, их четыре из тринадцати, или из одиннадцати, если не считать песни Джорджа и Ринго) как яркие пятна на полотне Пола. Это во многом потому, что песни Пола идут вместе, одна и вторая, одна и вторая, а песни Леннона встревают по одной. С другой стороны, этот альбом производит большее впечатление совместной работы, нежели предыдущий, не знаю почему. Мне так кажется. На Revolver все как-то поделено, а на Сержанте есть та же “A day in the life”, где среди Джона есть кусочек Пола, та же “She leaving home”, где на фоне Пола можно услышать Джона, реприза Сержанта, где Пол поет не в одиночку, стройные подпевки на “A little help from my friend”, “Better-better-better” и прочее на “Getting better”, да и так далее. Словом, альбом получился гармоничным. Дальше дела у битлов пойдут сложнее.

The Beatles - Revolver (1966)




Revolver” я услышал осенью 2001-го года. У меня тогда появился компьютер и возможность слушать компакт-диски, эра кассет закончилась, а эра мп3 еще не началась. “Taxman” я уже слышал за год до этого. “Eleanor Rigby” я знал давно, эта песня бывало то нравилась мне, то не нравилась . Но когда я услышал “Im only sleeping”, мне буквально сорвало крышу, голос Леннона был невероятен. Что можно так петь, что можно так сыграть, в то время для меня было совершенно удивительно. Эта песня до сих пор действует завораживающе. “Revolver” можно обожать за одну эту песню. К индийской песне Харрисона “Love you to” я какое-то время привыкал. Что касается вообще подобных песен Джорджа, то тогда охотнее всего я воспринял песню “The inner light”. Revolver” стал вторым альбомом после “With the Beatles”, на котором есть три песни Харрисона. “Taxman” и “Love you to” выделялись как-то больше. “I want to tell you” затерялась среди хитов Леннона-МакКартни. Что касается “Yellow submarine”, она была мне, конечно, уже хорошо известна с одного из сборников на кассете, такие песни с первого раза застревают в голове. Еще две песни я слышал раньше: “She said she said” и “Got to get you into my life”, они были мне уже давно привычны. А вот точно ли я услышал “Tomorrow never knows” вместе с альбомом, я не уверен, возможно, нет.

На этом альбоме песни были поделены довольно четко. Пять песен Джона и пять песен Пола. Леннон и МакКартни достигли паритета, до этого Леннона было больше, после этого немного больше станет МакКартни (это хорошо заметно по последующим альбомам, впрочем, можно не брать Белый). Песни Леннона приправлены новым электрическим звуком. На “She said She said”, “And your bird can sing”, “Doctor Robert” гитара звучит резко и энергично, можно сказать, революционно. Можно вспомнить и синглы того времени: “Paperback writer” и “Rain”. Песни Леннона в основном зажигательные и гипнотизирующие. Песни же МакКартни, если не считать “Got to get you into my life”, лиричные и спокойные. Эту смену настроений хорошо можно заметить по первым четырем песням стороны В. Из песен Пола всегда больше всего нравилась: “Here, there and everywhere” (есть один совершенно волшебный ее take, не тот, что на альбоме). Если Леннон рок’н’роллит и экспериментирует, то Пол использует классические инструменты и мягкие мелодии.



Про “Tomorrow never knows” вообще говорить сложно. Ведь и сейчас, когда услышишь эту песню, не скажешь, что ей 50 лет, напротив, она как будто пришла из будущего. Умопомрачительная вещь. Она и правда воздействует на мозг. Особенно, если слушать лежа в наушниках с закрытыми глазами. Есть ли вообще что-то похожее на эту песню? Помнится, я всегда считал “Revolver  вторым любимым битловским альбомом после Белого. Верно, так и сейчас.

Помнится, еще я тогда в Paint пытался по точкам нарисовать обложку “Revolver”а ( еще я так делал с “With the Beatles”), прямо безумие какое-то.

Любопытная деталь: в американской версии альбома не хватает трех песен, и при этом все три – это песни Леннона. Так образом на американском альбоме Харрисона даже больше, чем Леннона. Интересно, чем объяснялся подобный ход.